ЯрцевТеперь давайте более детально разберем творчество крупнейшего республиканского общественно-политического еженедельника Мордовии «Столица-С». А именно материал некоего г-на Ярцева (на фото) под названием «Шахматная тоска». Материал посвящен выделенному в отдельное производство делу против саранского бизнесмена Юрия Шорчева, о котором мы подробно писали в предыдущей статье «Журналистская тоска». Внимательно проанализируем чем нас потчевает «крупнейший республиканский общественно-политический еженедельник». Косым курсивом их цитаты, прямым текстом – наши пояснения, что осталось скрыто.


26 марта в Октябрь­ском райсуде стартовал громкий процесс над 40-летним Юрием Шорчевым по прозвищу Шахматист. «Авторитетный» президент фонда «Содействие» обвиняется в трех эпизодах вымогательства на сотни миллионов рублей.

Давайте посчитаем вместе: эпизод «вымогательства» у Кудашкина - 600 000 рублей, эпизод «вымогательства» у Арюткина - 82 363 304 рубля, эпизод «вымогательства» у Горелова – 2 039 487 рублей, итого: 85 002 791 рубль. Где здесь «сотни миллионов»? Мы, г-н Ярцев, конечно понимаем, что ваши наниматели привыкли работать по-крупному, если уж «отжимать» чужой бизнес, то так чтоб на многие сотни миллионов, и желательно не рублей а долларов, но у вас-то должен быть элементарный журналистский навык писать то, что можно подтвердить документами!

 

Юрия Шорчева защищают два адвоката, один из которых специально «выписан» из Москвы...

Г-н Ярцев, отчего то скромно умалал о том, что один из адвокатов навязан Шорчеву судом. Как навязан? А вот так просто: суд поставил Шорчева в известность о том, что его интересы в данном суде помимо адвоката по соглашению (действительно, не местного), будет представлять еще один местный адвокат. Отказ от этого адвоката, заявленный Шорчевым на заседании 09.04.2013 года, суд не принял. Зачем это нужно – яснее ясного, суду удобно иметь под рукой «карманного» адвоката, на которого при необходимости можно и надавить. Именно из-за таких вот процессуальных чудес, которые продолжаются на протяжении всего следствия, а теперь перешли и в суд, Шорчеву и пришлось нанимать адвоката из другого региона (кстати, не из Москвы, а из Московской области), который не станет услужливо прогибаться под Мордовский уголовно-процессуальный кодекс.

 

В апреле исполнится уже 4 года, как Шорчев был задержан. Вот уже 2,5 года с этим делом возятся, три раза адвокатов ему меняли. А Шорчев все тянет!

Эко завернул! Шорчева действительно знакомят с «большим» делом уже больше двух лет, при этом до сих пор Шорчеву не предоставили, несмотря на его требования, всех томов дела. Видимо, что то по делу дорабатывается задним числом. Так что обвинения в затягивании следствия резонно предъявлять исключительно саранским Пинкертонам. А малое «выделенное» дело, которое сейчас рассматривает Октябрьский суд г.Саранска следствие состряпало весьма резво. Кстати про трех адвокатов – это тоже неправда, вернее не вся правда. По основному делу у Шорчева действительно сменилось три адвоката, при этом все эти адвокаты были отведены… самим следователем, проводившим расследование, причем сделал он это по совершенно надуманным основаниям.

 

По словам сотрудников полиции, собирать доказательства было сложно, так как Шорчев, пытаясь придать своей преступной деятельности законный характер, заключал «хитрые» договоры и соблюдал конспирацию.

На самом деле сложность сбора доказательств преступной деятельности Шорчева заключалась в другом - трудно собирать доказательства преступлений, которые либо не были совершены, либо были совершены совершенно другими гражданами (пользуясь случаем передаем привет ранее судимому гражданину Чуракову о котором мы еще не раз вспомним).

 

Как установили сотрудники Следственного управления при МВД по РМ, летом 2000 года Шорчев встретился с владельцем кафе «Бахус». Узнав во время беседы, что предприниматель не находится под криминальным контролем, предложил платить «налог» или... расстаться со своим заведением.

Ага, вот «журналист» Ярцев начал мужественно переписывать из обвинительного заключения эпизод «вымогательства» у г-на Кудашкина. Все бы хорошо, да вот только доказательствами вымогательства по этому делу являются показания Кудашкина, его жены и друга детства. Согласитесь – здорово: пришел в полицию, привел жену и друга, рассказал что какой-нибудь Вася Пупкин десять лет назад требовал от тебя денег, и вуаля – возбужденное уголовное дело против Пупкина. Мотив Кудашкина (да и остальных т.н. «потерпевших») в данном случае яснее ясного – поживиться за счет громкого дела. Ведь 600 000 рублей не лишние.

 

По данным полиции, с января 2001 года Шорчев фактически становится правой рукой Андрея Борисова. Он уже наравне со старым лидером руководит «пехотой». Но в группировке растет влияние одного из руководителей так называемого «луховского звена» — Валерия Арюткина, который сам начинает заниматься предпринимательской деятель­ностью, оформляет ряд объектов недвижимости на доверенных лиц, в том числе на своих родственников. По данным следствия, Борисов и Шорчев принимают решение об убийстве Арюткина. При этом, всерьез опасаясь, что другие члены ОПГ могут встретить такое решение не­однозначно, заявляют, что «приговоренный» передавал конкурентам из стана «Юго-Запад-конновские» информацию об их планах! То есть стал предателем…

Крупнейший республиканский общественно-политический еженедельник устами своего крупнейшего аналитика Ярцева вновь пересказывает текст постановления о привлечении Шорчева в качестве обвиняемого, снова «забыв» сделать оговорку о том, что все это обвинению еще только предстоит попытаться доказать, причем в рамках «большого» дела, которое до сих пор в суд не направлено, а не в рамках «выделенного» дела про которое Ярцев типа пишет отчет из зала суда.

 

Той же весной Арюткина под угрозой огнестрельного оружия вывозят в Атемарский лес. Сковывают руки наручниками, привязывают веревками к дереву и, угрожая убийством, заставляют передать участникам группировки различную недвижимость. В том числе — два склада, пилораму по ул.Пролетарской, магазины в поселке Луховка, на ул.Коваленко (3,5 тысячи квадратных метров), на ул.Косарева и торговый центр (1500 «квадратов»). Общая стоимость этих объектов — не менее 80 миллионов рублей.

Эх, так все «красиво» в обвинительно заключении… Вот только журналист Ярцев снова «забыл» сказать, что ни один из перечисленных объектов недвижимости ни самому Арюткину, ни членам его семьи не принадлежал. Какой смысл был вымогать у Арюткина имущество, которым владели совершенно другие люди? И еще одна деталь о которой недоговаривает журналист-правдоруб Ярцев, но которая исчерпывающе объясняет суть происходящего: за четыре предшествовавших аресту Шорчева года, матерью Арюткина было написано 8 (!) заявлений, где каждый раз указывались разные люди, которые якобы вывозили ее сына в лес. То есть методом перебора назывались какие угодно люди до тех пор, пока подобранные фамилии не устроили и полицию и заказчиков дела против Шорчева. Не имеет смысла тратить силы на дальнейший разбор полицейско-ярцевских сказок. Всему свое время. И если с т.н. «правоохранительными» органами все более менее ясно, то вот к крупнейшему республиканскому общественно-политическому еженедельнику возникает все больше вопросов. Хорошо хоть слово «независимый» крупнейший республиканский еженедельник в отношении себя не употребляет.


Руслан Мокшанов.