Как мы уже отмечали в предыдущей статье (http://shorchev.online/sudya-kidaetsya-v-ataku), судья Михаил Устимов, наверное, решил спасать трещащее по швам уголовное дело в отношении Юрия  Шорчева и начал вытворять по делу такое, что не снилось самым «отмороженным» прокурорам. Так, сегодня, 26 декабря  2014 года судья Устимов отказал стороне защиты

…Нет, не просто в удовлетворении заявленного ходатайства…

Он отказал аж В ПРИОБЩЕНИИ заявленного  стороной защиты ходатайства к материалам дела, чем избавил себя от необходимости, хотя бы формально. обосновывать свои действия ссылками на нормы УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РФ. При этом, факт того, что в УПК РФ прямо зафиксирована обязанность суда приобщить к материалам дела заявляемое ходатайство и рассмотреть его по существу для судьи Устимова никакого значения не играет. Ну, действительно, с каких это пор законы страны стали для судьи обязательными? Неужто, глупость все это?!

Бедная старушка-Фемида…

Ниже публикуем текст заявленного стороной защиты Юрия Шорчева ходатайства.

 

ХОДАТАЙСТВО

О разъяснении принятых судом решений.

В ходе судебного заседания 25.12.2014 года судом был принят ряд решений, затрагивающих интересы подсудимого Шорчева Ю.В. и стороны защиты в целом. При этом, мотивации и ссылок на нормы права, обосновывающих законность  принятых решений, суд не привел. В соответствии со ст. 7 ч.4, решения суда должны быть законными и мотивированными, в связи с чем ходатайствую о даче судом следующих разъяснений:

- В ходе допроса свидетелей Карташева и Чичанова, доставленных в суд по ходатайству стороны защиты, суд, установив личности свидетелей, начал задавать им вопросы, относящиеся к существу рассматриваемого дела. Прошу разъяснить, на каком основании суд проигнорировал императивную норму ст. 278 ч.3 УПК РФ, прямо устанавливающую очередность допроса свидетелей? Так же прошу сообщить, почему суд не применял такой процедуры в отношении ранее допрошенных свидетелей стороны обвинения?

В ходе допроса свидетелей Каратешева и Чичанова, суд задавал им вопросы о том, что им известно по существу дела, не конкретизируя, что конкретно является существом дела. Прошу сообщить, каким образом указанные свидетели должны были узнать о том, что именно является существом рассматриваемого дела? Как этот вопрос и последующее принятое судом решение об отмене их допроса согласуется с определением свидетеля данным в ст. 56 ч.1 УПК РФ, устанавливающей, что свидетель это не то лицо, кому что-либо известно по существу дела а то, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела? Так же прошу сообщить, почему указанные вопросы суд ни разу не задавал ранее допрошенным свидетелям обвинения?

Допрос свидетелей Караташева и Чичанова и в том числе выяснение вопроса об известных им обстоятельствах по существу дела, суд производил в отсутствии присяжных заседателей. Прошу разъяснить, какая норма права позволяет суду производить допрос свидетелей по существу дела в отсутствии присяжных заседателей? Так же прошу разъяснить, почему данная новация ни разу ранее не применялась судом при допросе свидетелей обвинения?

Допросив свидетелей Караташева и Чичанова в отсутствии присяжных заседателей, суд отказал в их допросе стороне защиты в присутствии присяжных заседателей на том основании, что они, по мнению суда, интересующими суд сведениями не располагают. Прошу сообщить, на каком основании суд делает выводы, затрагивающие вопросы относимости доказательств (показаний свидетелей), подлежащие оценке исключительно присяжными заседателями? Так же прошу разъяснить, какие нормы права позволяют суду отменять уже начатый (а факт того, что допрос был начат, думаю, судом не оспаривается) допрос?

Перед началом допроса свидетеля Караташева суд потребовал от него надеть марлевую маску, заявив, что данный свидетель болен туберкулезом в открытой форме, а после его отказа это сделать, вообще попытался запретить последнему давать показания. Прошу предъявить стороне защиты медицинские документы, на основании которых суд сделал такое заявление. В случае, если таких документов нет, прошу сообщить, зачем суду потребовалось унижать таким образом свидетеля и вводить в заблуждение участников процесса, а так же нарушать требования ст. 9 ч.1 УПК РФ?

В ходе судебного заседания суд применил термин «предварительный допрос». Прошу разъяснить, что это такое и какими нормами права он регламентируется и почему ранее он ни применялся при допросах свидетелей обвинения?

Запретив стороне защиты допрашивать явившихся свидетелей, суд, тем не менее , сообщил, что допрос свидетелей состоится 12 января 2015 года после явки потерпевшего А. Борисова. Прошу разъяснить, на каком правовом основании суд ставит проведение допроса  явившихся свидетелей защиты в зависимость от явки потерпевшего? Почему, считая явку Борисова А. обязательной, суд не воспользовался правом, предусмотренным для суда ч.1 ст. 253 УПК РФ и не отложил судебное разбирательство?

Почему суд, фактически признав, что допрос свидетелей не состоялся по причине неявки Борисова А., обязал работников суда сообщить присяжным, что судебное заседание не состоялось по вине стороны защиты? Как такая явная и задокументированная недостоверная информация, сообщенная председательствующим присяжным заседателям согласуется с требованиями кодекса судейской этики?

Как все вышеуказанные судебные решения согласуются с основополагающими принципами уголовного процесса, а именно:

- принцип равенства и состязательности сторон и независимости суда закрепленном в ст. 15 и 244 УПК РФ?

- принцип обеспечения подсудимому права на защиту (в том числе в форме допроса свидетелей) закрепленному в ст. 16 и 47 УПК РФ?

Адвокат А.В. Васильев