А вот другой вопрос, вызвавший интерес у наших читателей после объявления о «распродаже» документов, касается разных деталей из допроса подсудимого Оськина. Чтобы ответить максимально полно, мы обратимся к первоисточнику.

Итак, перед вами протокол допроса Оськина от 29 мая 2009 года. Именно на этом допросе Оськин сообщил, что, при совершении убийства Сюбаева, он и Шорчев надели спортивные костюмы ПОВЕРХ зимней одежды! Всегда так делают, когда идут на дело… Однако, помимо этого, данный допрос интересен еще и следующими моментами…

Во-первых, Оськин указывает, что автомат после убийства был выброшен в подвале дома Сюбаева, а нашли его согласно материалов дела – на улице, перед подвальным окном.

Во-вторых, Оськин указывает, что окно, через которое типа они проникли в дом Сюбаева, было размерами 1м х 0,5 метра и пролезть в него было легко. В то время как осмотром места происшествия, было обнаружено окно размерами 0,8м х 0,25м – легко пролезть через которое смог бы лишь ребенок или карлик (на фото).

В-третьих, Оськин утверждает, что после долгого и тщательного планирования, он и Шорчев пошли совершать дерзкое убийство, даже не позаботившись о масках, а надев лишь шапочки и шарфы. При этом реальные очевидцы этого преступления, утверждают, что убийцы были в масках.

Ну и, наконец, обратите внимание как Оськин описывает убийство Усманова… Если сравнивать его описания этого преступления с показаниями Сорокина и Богачева, то можно найти немало противоречий. Например, Оськин утверждает, что после совершения преступления Богачев и Сорокин должны были покинуть место происшествия самостоятельно, тогда как сами Богачев и Сорокин говорят, что их с места убийства увез на автомашине Оськин.

Но самое интересное, что по показаниям Оськина, решение об убийстве мог принять только лидер группировки, а лидером являлся Андрей Борисов. Сам Шорчев такого решения принять не мог (даже по показаниям Оськина).

То есть представьте себе, что даже в тщательно отрепетированных следствием «признательных показаниях», иногда возникают такие вот искорки правды, которые позволяют дать оценку собранным «доказательствам вины» в целом…