«Вечерний Саранск» №50 (281) за 18 декабря 1997 год

«Вечерний Саранск» №50 (281) за 18.12.1997 г.

Не все газеты одинаково бесполезны. Это сейчас «Вечерний Саранск» стал сточной канавой для недобросовестных чиновников и работников органов. А ведь было время, когда в «Вечернем Саранске» печатались и вполне добротные материалы, которые и сейчас имеет смысл читать и перечитывать…

Вот, возьмем к примеру, убийство Рифата Манёрова, совершенное в уже далеком 1997 году. Так себе это дело и лежало мертвым грузом в архивах милиции-полиции, пока кого-то не осенила «гениальная» мысль: приписать это преступление подсудимым по делу Юрия Шорчева — Оськину и Богачеву. Что из этого получилось — можно наблюдать в Верховном суде Мордовии в эти дни.

Одной из особенностей этого убийства стало весьма замысловатое проникновение убийц в офис Манерова (где, собственно, преступление и было совершено). Для этого киллерам пришлось сначала лезть на чердак подсобки муздрамтеатра, затем проламывать потолочные перекрытия, после этого долбить стену, через пролом в которой они и попали в подсобку офиса Манерова.

Можете себе представить весь этот путь? С трудом? Конечно, лучше было бы посмотреть этот офис в натуре, да вот только к нашему времени — времени судебного разбирательства по убийству Манерова, его офис, увы, не сохранился. Да, конечно, на месте происшествия работала следственная бригада, и даже составила протокол осмотра места происшествия, да еще и с фотографиями. Вот только из этого протокола планировку офиса Манерова и подсобки муздрамтеатра понять решительно невозможно, а на фотографиях запечатлены только проломы в потолке и стене.

В результате, когда по этому протоколу, спустя десять лет, следствие выдумывало для Оськина и Богачева «признательные показания» начались проблемы. От протокола к протоколу Оськин и Богачев путались в количестве и назначении помещений (еще бы не путаться, ведь трудно вспоминать то, чего никогда не видел...). А уж когда Оськин рассказывал о подготовке к проникновению в офис Манерова, читателям и слушателям его допроса оставалось только удивляться. Со слов Оськина, он осмотрел офис Манерова один раз (!) снаружи (!!) в ночное (!!!) время, после чего непостижимым образом ему явился безошибочный план проникновения в это помещение (с двумя проломами в потолке и стене, да).

Так бы и оставалось в этой ситуации уповать только на своё воображение, да, к счастью, нам попался в руки выпуск газеты «Вечерний Саранск» №50 (281) за 18 декабря 1997 года (спасибо работникам национальной библиотеки Мордовии!). А в газете этой, пусть и упрощенный — без размеров и пропорций — но все-таки какой-никакой план интересующего нас строения и маршрут движения киллеров с подробным описанием. Вот и посмотрите на него (скан статьи увеличивается, - прим.).

«Вечерний Саранск» №50 (281) за 18 декабря 1997 года

Да, план упрощенный. Например, на нем отсутствует тамбур перед входной дверью, который ясно виден на фотографии офиса, но суть ситуации он передает правильно. Кстати, о фотографии. Обратите внимание, что здание офиса Манерова — это не современная «стекляшка» или продуваемый всеми ветрами пивной ларек. Это «старорежимное», толстостенное строение, с минимумом дверей и окон, больше напоминающее крепостной каземат. Теперь вопрос: можно ли осмотрев такое сооружение один раз, снаружи и ночью, понять его внутреннюю планировку, материалы и толщину стен и перекрытий, наличие в кладовке под проломом в потолке — стеллажей позволяющих без труда спуститься с трехметровой высоты, а так же тот факт, что на момент проникновения в офисе не работает сигнализация, но только (!) в кладовке, куда киллеры попали через пролом в стене??? (Об этом факте на суде заявили между прочим свидетели обвинения)... Вопрос, отнюдь не риторический, а имеющий вполне конкретный ответ: понять всё это, осмотрев здание снаружи, безусловно, нельзя!

А между тем свидетель и один из близких людей Манерова — Евгений Ермаченков сообщил суду, что незадолго до убийства в офис Рифата приходила пожарная инспекция в составе которой был какой-то - как его представили - стажер (!!!). Этот среднего возраста, одетый в гражданское, человек в составе инспекции детально осмотрел помещение, забирался даже на чердак (в котором потом киллеры сделали пролом), обстукивал стены, в общем проявлял любознательность явно превосходящую и нормы пожарной безопасности, и компетенцию стажера инспекции.

Совершенно очевидно, что именно с поиска этого «стажера» и надо было начинать расследование убийства Манерова, но следствию проще оказалось получить т.н. «признательные показания» Оськина и Богачева (которые один раз осмотрели здание снаружи, ага).

P.S. Кстати, в этой же статье сообщается и о ранее (в 1995 году) совершенном убийстве Рашида — старшего брата Рифата Манерова. Нет ли связи между двумя этими убийствами? Не прячутся ли все ответы именно в тех давних событиях? Теперь уже и не узнаем, ведь следствию было проще выдавливать абсурдно-признательные показания из Оськина и Богачева...

Руслан Мокшанов