«У лейтенанта Шмидта оказалось
тридцать сыновей в возрасте от 18 до 52 лет
и четыре дочки, глупые, немолодые и некрасивые»
«Золотой теленок».

В самом конце января в Верховном суде Мордовии состоялось давно ожидаемое событие – по делу Юрия Шорчева давала показания знаменитая героиня мордовских сказок Пеганова Лариса Романовна. Правда, в этот раз её показания звучали уже не так залихватски театрально как раньше, но в принципе тоже неплохо. Особенно если не пытаться сопоставлять её показания с другими доказательствами по делу или анализировать её слова при помощи здравого смысла…

Ждун Ларисы Пегановой

Ждун Ларисы Пегановой

Но мы все-таки проанализируем и сопоставим, потому что мы тут не шутки шутим, а невиновность посаженных в тюрьму людей доказываем.

Итак, как вы помните из предыдущих серий, когда речь шла о ООО «Торговый мир», мы упоминали о заявлениях гражданки Пегановой о вымогательстве со стороны Шорчева сначала 7,5 млн. рублей, а затем и долей в этом самом «Торговом мире». Если выкинуть из нынешних судебных показаний Ларисы Романовны все заламывания рук и вздохи, и оставить только суть, то свести её позицию можно к нескольким тезисам: (1) Шорчев вымогал у нее сначала деньги, а потом доли «Торгового Мира»; (2) Шорчев запугал саму Ларису Романовну и её супруга Станислава Пеганова так, что они безропотно согласились со всеми его требованиями; (3) Доказательствами угроз со стороны Шорчева в адрес Пегановой, и передачи ею ему денег и долей «Торгового мира» является только честное слово самой Ларисы Романовны. Никаких документальных свидетельств у нее нет и не предвидится, поскольку их не существует в Природе.

Последнего было бы вполне достаточно для того, чтобы в обычной правовой ситуации производства по факту «вымогательства у Пегановой» никогда не возбуждалось. Нет доказательств – нет дела, зато есть – презумпция невиновности, гарантированная Конституцией РФ. Но благодаря самоотверженной, «непредвзятой» и «основанной на законе» работе мордовских следопытов, теперь Юрий Шорчев оказался в ситуации из той известной юморески, когда он должен доказывать, что он «не верблюд».

Но быть может Лариса Пеганова настолько честная и незаинтересованная в исходе дела личность, что у нас нет никаких оснований ей не доверять? Ага, конечно, и иск на 243.389.910 рублей, заявленный ею в этом деле к Шорчеву Ю.В. нам просто приснился… Ганс Христиан Андерсон всю свою жизнь рассказывал сказки и умер нищим. Ларисе Пегановой нужно пару раз убедительно рассказать свою одну-единственную сказку и двести с лишним миллионов – в кармане! Отличный план:)

7,5 миллионов выдумок

Однако вернемся к нашим, а вернее пегановским показаниям. Итак, сначала поговорим о 7,5 миллионах рэ, которые Лариса Пеганова, якобы вывела из оборота «Торгового мира», чтобы передать их Шорчеву. Перво-наперво, рассказывая об этой ситуации, гражданка Пеганова прямо заявила, что Шорчев ей впервые начал угрожать только в 2006 году и то по поводу долей «Торгмира», а не этих пресловутых миллионов. Сразу возникает вопрос: но позвольте, откуда тогда эпизод обвинения в вымогательстве 7,5 млн, если передача денег, по утверждениям Пегановой, произошла до августа 2006 года?! Ни о каком вымогательстве тут тогда и быть не может, хотя бы из содержания Уголовного кодекса РФ (Статья 163 УК РФ «Вымогательство»: «Вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких»). Нет угрозы – нет обвинения. Пеганова подтвердила – угроз по 7,5 миллионам не было – а обвинение есть. Как так? А вот так!

Но мало того, что Шорчев уже даже и со слов Пегановой ей не угрожал. Шорчев то и денег никаких от Пегановой не получал, потому что она их (7,5 млн.) из оборота «Торгового мира» не выводила, несмотря на то, что она утверждает обратное. Причем яснее всего это стало после допроса работницы «Торгового мира» - Мельниковой, который состоялся на следующий день после выступления Пегановой. Она хоть всеми силами и пыталась подтвердить слова своей бывшей начальницы, да только эффект получился прямо противоположный. Судите сами.

По словам гражданки Мельниковой, она, по указанию Пегановой, изымала деньги следующим образом: кассиры магазина в конце смены помещали полученную за день выручку в сейф. На следующий день в обязанности Мельниковой входило эту выручку взять, пересчитать, упаковать и передать инкассаторам для доставки в банк, а прилагающиеся Z-отчеты с кассовых аппаратов – такой длинный чек в котором фиксируются все проведенные на кассовом аппарате операции – сдать в бухгалтерию «Торгового мира». Так вот с её (Мельниковой) слов, по указанию Пегановой, она изымала деньги из сейфа как раз перед передачей их инкассаторам. А теперь следите за руками!

Покупатели, приобретая товар, передают деньги кассирам на кассе. Кассиры принимают деньги и пробивают на кассовых аппаратах чеки за принятые суммы. Всё, с этого момента денежные средства фигурируют в первичных бухгалтерских документах предприятия – этих самых Z-отчетах, которые предоставляются при проверках налоговым инспекторам. А вот дальше Мельникова, якобы, изымает часть выручки и передает её без оформления каких-либо документов Пегановой. Что мы имеем в бухгалтерской отчетности? Имеем «дыру». То есть по чекам «Торговый мир» получил, предположим за сутки, миллион тугриков, именно миллион приходуют бухгалтера в документах, сверяясь с Z-отчетами. А фактически на расчетный период поступает, предположим, полмиллиона, потому что Мельникова не доложила половину денег. Как объяснять эти нестыковки в суммах налоговым органам?

То есть со слов Пегановой с Мельниковой, забрать из кассы предприятия семь с половиной миллионов рублей – это раз плюнуть, просто сейф открыть, да взять – и никто не заметит! В итоге по Z-отчетам предприятие получило, к примеру, 10 миллионов выручки, а оприходовало по документам  2,5 – 7,5 пропало и фиг с ними. Если бы это так было на самом деле, то получилось бы что предприятие скрыло часть своей выручки. А раз предприятие скрыло часть своей выручки, значит эта скрытая часть не попала под налогообложение. А это статья 199 УК РФ «Уклонение от уплаты налогов с организации». То есть Мельникова и Пеганова подводят себя под статью (предполагая, наверное, что сроки давности уже вышли). Но куда более вероятно, что 7,5 изъятых миллионов – просто выдумка, ведь z-отчеты и прочая бухгалтерская документация обанкроченного «Торгового мира» не сохранилась – как теперь доказать, что никакие миллионы Мельникова не брала?

Кстати, Мельникова утверждает, что изымала выручку «Торгового мира» полтора года, но в те далекие 2005-й и около него годы – дела Юрия Шорчева вообще и в помине не было, и никто б её и Пеганову не прикрывал как теперь в качестве особо ценного «свидетеля». Так что налетела бы Лариса Романовна и её подельница Мельникова за такие «выкрутасы» на очень большие неприятности. Но раз ни её, ни главбуха, ни Мельникову в итоге не посадили, то значит и не было никаких изъятий денег из оборота «Торгового мира». Вот и весь сказ.

Кстати, на элементарный вопрос – сколько в среднем в день эта выручка составляла, которую Мельникова якобы изымала по указанию Пегановой, она (Мельникова) ответить не смогла. Даже порядок цифр назвать не рискнула. Неужели запамятовала? Да нет, просто за два-три дня (как она брякнула сначала) набрать миллион чистой выручки, даже в таком крупном магазине как «Русь-1» - не получилось бы. Мельникова это понимает, вот и боится сама себя еще больше прищемить.

В общем очевидно, что врут гражданочки, хотя и очень стараются. Так стараются, что в обосновании якобы изъятых из оборота «Торгового мира» денежных средств, Лариса Романовна задним числом даже несколько расходных ордеров нарисовала, согласно которым выдавала своему супругу – Станиславу Пеганову – деньги в долг, но по её объяснениям получается, что не Пеганов их получал, а Шорчев.

Ну про «слабоумие и отвагу» мы уже писали, и вот опять:) Дело в том, что т.н. «расходный кассовый ордер», которым Пеганова размахивает в суде – это по сути бумажка. Указано на нем название организации, сумма, лицо которое её получило и целевое назначение этих денег. Ну еще печать стоит красивая. Всё. Таких бумажек можно нарисовать два мешка за день. Такие бумажки никого ни к чему не обязывают и ничего не подтверждают. А вот финансовым документом расходный кассовый ордер (сокращенно – РКО) становится в тот момент, когда он регистрируется в кассовой книге предприятия! Это такой бухгалтерский гроссбух, прошитый, пронумерованный и стоящий на контроле в налоговых органах. Вписать туда «задним числом» ничего не получится – пустых мест под записи там не оставляют… Ну да что рассказывать, вот хотя бы тут почитайте, кому интересно… Так вот, если бы эти ордера действительно Пегановой на Пеганова выдавались, они бы были отражены в кассовой книге «Торгового мира» за 2005 – 2006 года. И вот в этом случае, предъявление этой книги было бы железо-бетонным доказательством правоты Ларисы Романовны.

А что в суде? А в суде как обычно цирк получился. Стоило адвокатам спросить Пеганову, когда она предоставит на обозрение суда эту самую кассовую книгу, судья Лукшин тут же бросился спасать «ценного потерпевшего» и вопрос адвокатов снял. Даже забыл сказать, по каким мотивам. Существует ли эта кассовая книга? Во всяком случае на 2009 год – год, когда был задержан Шорчев – обязана была существовать. Срок хранения таких документов 5 лет. Тогда почему Пеганова не предоставила её следствию? Неужели, не понимала её значения? Понимала, хорошо понимала, поэтому и не предоставила! Ибо нет там упоминания этих ордеров, нету! Да и откуда им взяться, учитывая что, как мы выяснили выше, Мельникова ничего, на самом деле, из выручки не изымала. Иначе они давно всей шайкой попались бы при налоговых проверках… А раз так, то эта кассовая книга (точнее её отсутствие) становится не доказательством вины Шорчева, а доказательством его невиновности с одной стороны, и виновности Пегановой в заведомо ложном доносе – с другой. Пеганова, конечно, умом не блещет, но и дважды два сложить может – прекрасно понимает, что окажись эта кассовая книга в руках сторон на суде – кранты будут всем её россказням. Поэтому мы более чем уверены – кассовую книгу за 2005-2006 год Пеганова уничтожила.

Ну что ж, на нет и суда нет. Если Пеганова не может доказать, что обсуждаемые ордера «на Пеганова» были отражены в кассовой книге, то согласно принципа презумпции невиновности, следует исходить из того, что их там и не было. Но сей конституционный принцип для следователя и прокурора как кость в горле. Ишь чего удумали, Конституцию РФ к делу приплетать!

Да, кстати, уважаемые читатели, а вы заметили, что деньги то, якобы переданные ею Шорчеву – не являются собственностью Пегановой? Исходя из описанной ею ситуации, эти деньги принадлежат «Торговому миру», а не его директору или учредителям. Вот если бы эти деньги в конце года распределили между учредителями (для чего нужно решение общего собрания), тогда да – Пеганова могла бы на них претендовать. Но ведь нет, изымала то она с Мельниковой деньги (с её слов) не из своего кармана, а из кармана предприятия, которое уже четыре года как банкрот… Но следствию и суду и это тоже не интересно, ведь тогда Пеганова – не потерпевший, а их задача, как мы видим, выцарапать деньги именно для Пегановой, а не для какого-то там «Торгового мира».

А вы, Пеганова, как ни садитесь – всё ж в потерпевшие не годитесь

Дальше – больше. Второго февраля с.г. состоялось просто сказочное судебное заседание. Сторона обвинения умудрилась обеспечить явку сразу двух свидетелей, которых ранее, на первый процесс, она вызвать не смогла. Третий свидетель, находившийся в Москве, вообще давал показания по видеосвязи (что до сих пор в судах большая диковинка). Но «сказочность заседания» заключалась совсем не в этом, а в том, что эти свидетели обвинения своими показаниями не оставили от обвинения камня на камне. А теперь по порядку.

Во-первых, ни прибывшая на допрос бухгалтер Репникова, ни главный бухгалтер ООО «Торговый мир» Малышева, ни предприниматель Рогачев (тот самый, который вместе с Пегановой в далеком 2004 году создавал этот самый «Торговый мир») ни о каких вымогательствах у Пегановой денег Шорчевым слыхом не слыхивали. Более того, эти самые бухгалтера и о Шорчеве то ничего не знают, что не удивительно, с учетом того, что Шорчев к «Торговому Миру» никакого отношения не имел, ни юридически, ни фактически. Только Рогачев о Шорчеве слышал, но не более того – о каком-либо его влиянии на «Торговый Мир» или угрозах в адрес Пегановой, или требованиях о передаче ему денег – Рогачев тоже ничего не знает. А ведь если бы такие факты были, то он не мог бы об этом не узнать: ведь Пеганова как рассказывала – в период с 2005-го по август 2006 года она регулярно изымала из прибыли магазина «Русь-1», принадлежавшего ООО «Торговый мир», деньги требуемые Шорчевым и отдавала ему. А Рогачев пояснил суду, что прибыль с этого магазина «Русь-1» делилась между ним и Пегановой, и при этом ни Пеганова ему не говорила о том, что часть прибыли она отдает Шорчеву, ни сам Рогачев каких-либо фактов того, что эта самая прибыль куда-то девается не выявил.

И как быть? Кто врет? Пеганова, которая заявляет, что из прибыли «Торгового мира» отдала Шорчеву аж 7,5 млн. рублей, или Рогачев, который утверждает, что никаких недостач по прибыли он не выявлял? Рассудим логически. С какой бы стати врать Рогачеву? Ему от таких показаний – ни тепло, ни холодно, его прокуратура вызвала – он пришел. А вот у Ларисы Романовны, «потерпевшей» нашей, перед глазами уже маячат вожделенные 240 млн. рублей. Тут не только ордер задним числом нарисуешь, тут на судейском столе, если надо будет, цыганочку станцуешь...

Занятно получилось и с вопросом о том, как в «Торговом мире» появились еще два арендованных магазина. Пеганова, помниться, заявляла, что её эти магазины заставил взять в аренду тоже Шорчев. Вот исходя из этого её постулата адвокат Васильев и спросил у Рогачева: «А почему Пеганова взяла эти магазины в аренду, её кто-то заставил?». На что Рогачев совершенно искренне посмотрел на адвоката как на пришельца с Марса и вполне резонно спросил в ответ: «Что значит «заставили?» Эти магазины прибыль приносили!»… Такие дела, Лариса Романовна, такие дела.

Вообще говоря, «Торговый мир» была довольно крупная организация и, конечно, регулярных трат у неё было более чем достаточно – ну там, допустим, оплата транспорта, расчеты с поставщиками продукции, содержание торговых площадей и прочее. Эти деньги брались из кассы предприятия совершенно официально, по договорам, по актам выполненных работ, ну и расходовались тоже с соответствующим бухгалтерским оформлением. Вот только если в эти финансовые операции данного ООО влезть, то ничего интересного (для прокуратуры и Пегановой) в них отыскать не получится. Есть плательщик (ООО «Торговый мир»), есть получатель (какой-нибудь производитель продовольственной продукции, автотранспортная компания или фирма по обслуживанию торгового оборудования), есть счет-фактура, есть акт приема-передачи выполненных работ… Короче, ну никак не удастся заявить, что эти деньги Шорчеву передавались. Потому что если Пеганова скажет, что на самом деле миллион заплатили не какому-нибудь комбинату «Веселый молочник» за фуру кефира (как по документам) а супостату Шорчеву – такая ложь быстро разбивается на раз-два. Просто поднимаются документы в бухгалтерии этого самого «Веселого молочника» и сверяются с документами «Торгового мира» - был ли договор, была ли проплата? Это у бухгалтеров называется «встречная проверка» - мощнейший инструмент в руках любого ревизора. Понимая это, Пеганова и козыряет липовыми ордерами, выписанными задним числом на своего мертвого мужа…

Кстати, еще один интересный момент. Гражданка Мельникова утверждала, что деньги по указанию Пегановой она брала из сейфа, куда складывалась дневная выручка магазина. А допрошенные после бухгалтера «Торгового мира» в один голос утверждают, что деньги по какому-либо требованию Пегановой выдавались только через бухгалтерию. Наверняка так оно и было на самом деле, именно через бухгалтерию, через кассу предприятия наличность на текущие расходы и выдается, после её официального оприходования – и никакого криминала тут нет (по писанной выше схеме с «Веселым молочником»). А то, что Мельникова с Пегановой рассказывали про сейф – это чистой воды выдумка, наглая и не очень правдоподобная.

Еще один любопытный момент, в этой связи, был в показаниях главбуха «Торгмира» Малышевой. Давая показания, она заявила, что по указанию Пегановой несколько раз собирала для неё различные суммы денег. Прокуратура было обрадовалась, да только рано. Из дальнейших показаний Малышевой следовало, что такие случаи имели место в период её работы в «Торговом мире», а работала она там с 1 августа 2006 года. Но дело то в том, что согласно пегановским уверениям и прокурорским обвинениям, деньги Шорчеву Пеганова передавала в период с 2005 по август 2006 года. То есть Малышева видела как Пеганова собирала деньги для кого угодно, только не для Шорчева.

Активы ООО Торговый мирДальше – больше. Под конец допроса Малышева обозначила, что суточная выручка «Торгового мира» (всего, а не только магазина «Русь-1» была большой, иногда до 500 тысяч рублей доходила. Давайте посчитаем. Берем уже известную нам справку о подразделениях «Торгового мира» (на фото) - и видим, что в 2006 году в «Торговый мир» входили три магазина и кафе «Метла» (это не считая оптовой базы). Сколько выручки приносило каждое из них нам не известно (это секретные и особо охраняемые прокуратурой документы – никому их видеть нельзя), но не будем крохоборами. Давайте считать, что конкретно магазин «Русь-1», тот самый с выручки которого Мельникова якобы за три дня собирала для Шорчева по миллиону, давал половину этой суммы. Сколько в таком случае дней ушло бы у Мельниковой на то, чтобы накопить требуемый миллион? Ну допустим 1.000.000 : 250.000 = 4 дня. Но, напомним, речь в показаниях Малышевой шла не о чистой прибыли, а о дневной выручке – из которой, хочешь не хочешь, надо вычесть все текущие расходы на приобретение товара, выплату зарплаты, уплату всевозможных налогов и сборов… В общем, тут 4 днями ну никак не обойдешься, тут бы миллион за пару недель накопить… Короче, снова нестыковочки у Мельниковой-Пегановой с реальностью.

Однако, если вы думаете, что показания главбуха Малышевой и пегановского компаньона Рогачева – это самое страшное для обвинения, что случилось с ним в этот злосчастный день допросов, то вы ошибаетесь. Ведь вы еще показаний бухгалтера Репниковой не слышали! А с ней зашел разговор о тех расходно-кассовых ордерах, о которых прокуратура и Пеганова говорили как о доказательствах факта выдачи денег из кассы для передачи Шорчеву. Так вот Репникова со всей бухгалтерской прямотой заявила, что эти расходные ордера были оформлены задним числом для покрытия ранее имевшихся в «Торговом мире» недостач, да к тому же Репникова, как мы и предполагали, своим молчанием фактически подтвердила что эти ордера в кассовой книге не регистрировались (еще бы! кассовая книга – документ строгой отчетности, туда «задним числом» левый расходный ордер не впишешь)…  Так что со спокойной совестью утверждать – по этим расходно-кассовым ордерам никто Шорчеву никаких денег из кассы «Торгового мира» не выдавал! Как говорится, что и требовалось доказать!

А еще из протокола допроса Репниковой, который состоялся еще в 2009 году, на следствии, следует, что эти недостачи, под которые были выписаны фиктивные ордера, образовались в результате того, что выручку ООО «Торговый мир» они (бухгалтера) систематически выдавали Пегановой, а сама Пеганова ей пояснила, что эти деньги для… учредителей. (Обратите внимание: бухгалтера из учетных средств, а не Мельникова из неучтенных из сейфа магазина!). Но кто у нас был учредителем «Торгового мира» в 2005-2006 годах? Пеганова и Рогачев. И Рогачев в своих показаниях так и пояснил, что свою часть прибыли ООО «Торговый мир» он от Пегановой исправно ежемесячно получал. То есть выясняется, что Пеганова, вместо того, чтобы в соответствии со ст.28 Закона «Об Обществах с ограниченной ответственностью» провести нормальное собрание учредителей (а его организация – прямая обязанность генерального директора предприятия), просто тупо брала деньги из бухгалтерии «Торгового мира» и распределяла их между собой и Рогачевым. И в итоге ей пришлось рисовать фиктивные расходно-кассовые ордера, а виноват во всем этом бедламе почему-то Шорчев.  

Остается последний вопрос: а зачем Пеганова такую глупость учудила? По двум причинам. Во-первых, по закону распределение прибыли коммерческой организации между соучредителями происходит не чаще чем раз в квартал, а не раз в месяц (а ждать Лариса Романовна никогда не умела, это впоследствии прекрасно подтвердилось в ходе эпопеи с отказом оплачивать аренду в ТЦ «Глобус»), а, во-вторых, с официально распределенной прибыли надо было заплатить подоходный налог. В то время он составлял 9%. Вот Лариса Романовна и выдумала эту чудо-схему – деньги она брала из кассы под фиктивные договора, распределяла их между собой и Рогачевым – двойной гешефт! И быстро, и никаких налогов платить не надо! Ну а потом, нарисовала задним числом расходные ордера, без внесения их в кассовую книгу, и предоставила их следователю. Бинго!

Как видим, финансовый гений Ларисы Романовны, просто беспощаден! Не удивительно, что оставшись в 2009 году единственной хозяйкой «Торгового мира», она за полтора года довела его до банкротства.

Продолжение, как говорится, следует…